Войти

Дома-эксперименты. Как архитекторы искали новые идеи для московского жилья в ХХ веке

Редакция Я так живу

В ХХ веке Москва росла очень быстро, архитекторам нужно было придумать жильё, которое стоит дёшево, строится быстро и при этом отвечает всем потребностям современного человека (которые становились всё сложнее с каждым десятилетием). Это привело к появлению большого количества экспериментальных домов — их создатели зачастую пытались переосмыслить не только архитектуру, но и быт людей, которые там живут. Так появилось первое социальное жильё, дома-коммуны, дом-мечта, город-сад, первые хрущёвки и самое брутальное здание Москвы протяжённостью 1,5 км.

Все эти дома можно будет увидеть на экскурсии, которая проводится на удобном автобусе. Около зданий делаются остановки, чтобы выйти и рассмотреть их поближе. Узнать об экскурсиях больше и купить билеты можно на сайте «Москва глазами инженера».

На экскурсии вы увидите

Дом Солодовникова — первое социальное жильё для рабочих (с коворкингами!)

В начале ХХ века рабочие жили в ужасных условиях — в тесных ночлежках с удобствами на улице. За проблему взялись благотворители, и в 1906–1908 гг. фонд предпринимателя Солодовникова построил в Москве два дома для рабочих: один для холостяков и другой — для семей. В зданиях было отопление, электричество, горячая вода и санузлы — всё это имелось далеко не во всех богатых домах. При этом аренда жилья стоила даже дешевле, чем в ночлежках: фонд доплачивал за коммунальные расходы.

В зданиях была вся инфраструктура для жизни: столовые, бани, прачечные, амбулатория, библиотека, где можно было почитать и позаниматься (по сути, первый коворкинг), а в семейном доме — ещё и ясли с детским садом (ранее недоступные для рабочих семей).

Дом Нирнзее — прообраз апартаментов в Сити

Этот дом называют первым московским небоскрёбом. В 1913 году 10-этажный 40-метровый дом стал прообразом современного Сити: в нём был свой ресторан на крыше, кинотеатр, смотровая площадка и даже театр. Предполагалось, что жить здесь будут молодые работающие холостяки, поэтому сами квартиры были небольшими, 28–47 кв. м, и без кухонь. Заказать еду из ресторана можно было дежурному слуге, который ждал на каждом этаже (практически Яндекс.Еда).

Дом «отметился» в искусстве: о нём писал в своих стихах Маяковский, тут снимали некоторые сцены «Служебного романа» Эльдара Рязанова, и именно здесь Михаил Булгаков познакомился с Еленой Шиловской, которая стала его женой и прообразом Маргариты.

Дом-коммуна на улице Орджоникидзе — для студентов-«роботов»

По задумке архитектора, все студенты должны были жить по одному расписанию, поэтому дом напоминал живую фабрику с отдельными помещениями для каждого действия, будь то зарядка или переодевание. Конвейер жизни запускался каждое утро: студенты должны были вместе встать, сделать зарядку на крыше, привести себя в порядок, одеться (для этого был отдельный корпус) и перейти в корпус для занятий. Комнаты задумывались только как кабины для сна, архитектор даже хотел сделать в них подачу воздуха с усыпляющими добавками через вентиляцию.

Дом-коммуна на улице Лестева — для семей, которые всё будут делать вместе (ну-ну)  

Ещё одна попытка сделать коммуну, где все будут дружно жить общиной. С точки зрения инфраструктуры всё было продумано: в доме имелись детский сад, библиотека, физкультурный зал, даже солярий и кинотеатр на крыше. Но индивидуальные бытовые привычки дом совсем не учитывал. Предполагалось, что семьи будут есть в общей столовой и пользоваться общими с соседями санузлами. Со временем жильё модернизировали, превратив в обычные квартиры.

Хавско-Шаболовский жилмассив — первые районы пятиэтажек, в которых ещё сохранился дух коммун  

От идеи коммуны тут отказались не до конца и построили один коммунальный корпус. Остальные дома микрорайона уже больше походили на привычное нам жильё. Архитекторы использовали сразу несколько недорогих приёмов, чтобы сделать район удобным и уютным: выбрали нестандартное расположение домов, продумали пространство для прогулок. Получился симпатичный район, в котором приятно жить и сегодня.

Дом на набережной — жилой комплекс для сталинских чиновников

Такую инфраструктуру и сегодня назвали бы элитной: внутренний двор с фонтанами для прогулок, свои парикмахерская, почта, детский сад, гастроном, спортивный зал с теннисными кортами. К сожалению, пользовались всем этим жильцы дома — сталинские чиновники — как правило, недолго. Через 2 года после заселения в доме начались репрессии. Было расстреляно и сослано в лагеря как минимум 700 жителей. Сегодня это один из самых дорогих домов в Москве.

Дом аспиранта и стажёра МГУ — советский дом-мечта

По задумке архитекторов, в этом доме должна была быть вся инфраструктура, о которой только можно мечтать. По итогам соцопроса в проекте появились не только меблированные квартиры, бассейн, детский центр, центр медобслуживания, но и оранжерея, бар, бильярдная и даже киностудия.

Проект признали очень дорогим, в жизнь воплотили только часть задумок (бассейн и столовая остались), а сам дом стал общежитием МГУ.

9-й квартал Новых Черёмушек — первые хрущёвки

Удачная попытка уйти от дорогой сталинской архитектуры и начать строить быстро и дешёво. Всего в Черёмушках построили 13 четырёхэтажных домов и 3 восьмиэтажные башни плюс социальную инфраструктуру. Первые дома были кирпичными, а дальше стали возводить панельные — ещё быстрее и дешевле. Пилотный район продуман намного лучше, чем более поздние массовые кварталы хрущевок: в нём была система прогулочных дорожек, ландшафтный дизайн, дворы без машин и летние бассейны для детей.

Дом атомщиков — образец московского брутализма длиной 1,5 км

Этот дом является частью ансамбля Тульской площади, наряду с Монетным двором и Даниловским рынком. Много голого бетона, характерного для брутализма, утяжеление здания кверху и оголённые опоры. При таком внешнем виде квартиры в здании довольно обычные, за исключением двухъярусных на последних этажах. В Москве ходят легенды про сверхпрочность дома, который якобы способен выстоять даже после атомной войны.